Единственный в мире малыш Котопёс

Есть подозрение, что наша кошка — собака. Не в буквальном смысле, но в какой-то из многочисленных жизней точно была ею.

Она ворует моё нижнее бельё, колготки и носки, а вещи Егора сбивает с трубы, на которой они сушатся, и пытается их довести до нужного сухого состояния методом проветривания и валяния по полу.

К счастью, у неё нет пасти ротвейлера. Она просто хватает зубами добычу и с чувством выполненного долга носится с ней до потери сознания (чаще моего).

Она нападает на журналы, грызёт корешки книг и регулярно пробует пальцы на вкус.

Она целует, пытаясь разбудить (всё ещё никого не напоминает?), и каждый раз, когда мы выходим с ней гулять, ищет приличное дерево, чтобы под ним справить нужду.

Ей, как истинной леди, интересны мои колготки. Она любит их не просто рассматривать, а устраивать краш-тест (который они не проходят). Ей интересно смотреть, как я крашусь (странно, что только наблюдать, без нападок на тушь) и как мы готовим.

Эта кошка нападает откуда-то сбоку, вгрызается в милые моему сердцу конечности, а через пару секунд растворяется в складках штор. И как бы я ни планировала свой маршрут передвижений по квартире, она всегда на шаг впереди меня. Ей бы только навыки конспирации подтянуть — выдают уши, торчащие из-за угла/над покрывалом, но ты ей об этом не говори. Мало ли что.

Поделиться
Отправить
Популярное