Гулливер

Чем ближе март, тем больше убеждаюсь, что мечта обладать сверхспособностью вроде телепортации — ничто по сравнению с желанием превратиться в Гулливера. Не ради обманчивой мощи, а чтобы шагать ровнёхонько мимо луж, нести себя свежую по уставшим от холода улицам, будить город раскатистым смехом. По-гулливерски обнимать тех, кого любишь, и рассовывать по сотням карманов жилетки-календаря обновки: первую поездку на велосипеде, охапку тюльпанов, подаренную себе без повода, «Вальс цветов» Чайковского, который заиграет, если тронуть ручку маленькой шарманки.

Быть большой мыслями, не телом. Прощупывать руками и чувствовать тонкие запястья, прощупывать вызовами и тихо радоваться — расту. Тянуться макушкой вверх так, как учит мама и инструктор по йоге, упираться ею в небо, но не взваливать на себя лишний груз — пробовать подержать небосвод на плечах — пусть там, наверху, не зазнаются, перекладывая на меня свои тяжести. Я же — прямая стрела, тугая пружина. Мне — лететь, жить.

Гулливером ещё и затем, чтобы весной не искать новую смотровую площадку, не вытоптанное сотнями ног место, а стать этим местом самой: уютной верандой с плетёными креслами, музыкальной шкатулкой, захватывающей книгой, если хочешь. Чтобы рассказывать посетителям главный секрет: отличие большого человека от маленького — в его мыслях.

Быть безразмерной внутри, снаружи оставаться маленькой.

Скоро там март? Я готова идти.

Поделиться
Отправить
25 февраля   рассказы
Популярное