Накануне Уотергейта: о чём новый фильм Стивена Спилберга

22 февраля на российские экраны вышла картина Стивена Спилберга «Секретное досье». Готова рассказать о том, что легло в основу сюжета, за что Мэрил Стрип могут вручить четвертый «Оскар», и как создавали антураж журзала 70-х годов прошлого века.

Стивен Спилберг для работы над этим фильмом приостановил съемку картины, начиненной спецэффектами «Первому игроку приготовиться», Мэрил Стрип лично познакомилась с окружением главной героини — Кэтрин Грэм, а реквизитор Диана Бёртон разыскала оригиналы документов того самого доклада Пентагона, о котором идет речь в фильме.

Во имя свободы слова

Фильм рассказывает историю противостояния газеты The Washington Post и Белого дома. Первая женщина-издатель Кэтрин Грэм (Мэрил Стрип) и главный редактор Бен Брэдли (Том Хэнкс) ввязались в практически гонку вооружений, где выиграет тот, кто владеет достоверной информацией.

В 1971 году в руки репортера The New York Times попали документы, предназначенные для Министра обороны США Роберта МакНамары. Это досье (или «Документы Пентагона», как еще их принято называть) содержали всю правду о войне во Вьетнаме и всю ложь президентов Трумана, Эйзенхауэра, Кеннеди и Джонсона. Отчет в семь тысяч страниц доказывал факты нарушений международных соглашений, поддельных докладов в Конгрессе и расширение военных действий вместо их прекращения. Таймс начал публиковать эти материалы на первых страницах выпусков, а Белый дом — сильно переживать по этому поводу и грозить их засудить. Вашингтон пост, не желая оставаться в стороне, удаётся заполучить компрометирующую информацию, но цена публикации может оказаться слишком высокой. Тем более, положение газеты итак оставляет желать лучшего — издание нуждается в инвесторах и находится на грани банкротства, а стоящая во главе женщина оказывается не только единственной среди мужского коллектива, но и тем человеком, который должен принять ключевое решение.
Готов ли ты сесть в тюрьму, чтобы остановить войну? Этот вопрос звучит в кульминационный момент и, кажется, адресован не только к одному из героев картины. Режиссер фильма признался, что одной из главных тем в «Секретном досье» (официальное название картины «The Post») стала дилемма — должен ли человек предупредить нацию о смертельной опасности, несмотря на то, что лично для него это может закончиться далеко не лучшим образом? Героиня Стрип поступает предсказуемо, хоть и выглядит это очень волнительно. Когда в кадре (и центре внимания) оказывается женщина — это не может оставить равнодушным ни одного зрителя, верно?

История Кэтрин Грэм и Бена Брэдли

Газета The Washington Post была семейным бизнесом с 1933 года. В 1947 году ее возглавил супруг Кэй — Фил Грэм и превратил в одно из ключевых национальных изданий. После смерти мужа, Кэтрин пришлось занять его пост. Тогда, в 70-е годы прошлого века, женщины-репортеры не допускались в элитные клубы, где журналистам- мужчинам были рады всегда. Впрочем, для женщин был закрыт доступ не только в особые профессиональные круги. К счастью, запретить Кэй занять должность издателя газеты не мог никто, поэтому 46-летней (на тот момент) матери четырех детей пришлось учиться быть решительным и уверенным в себе боссом. В личных дневниках она писала, что страдала от неудержимого желания угодить, этот синдром настолько глубоко въелся в женщин ее поколения и бессознательно руководил поведением на протяжении многих лет.

Мечтала ли Кэтрин стать железной леди или не преследовала такой цели, но уверенность, статус среди мужского профессионального сообщества и авторитет она приобрела. Многие именно ее называют вдохновителем расследования Уотергейтского скандала. Наверное, это стало одной из причин для того, чтобы Стивен Спиберг сделал завершающим кадром «Секретного досье» первоначальный кадр картины «Вся президентская рать».

Мастерство Мэрил Стрип и Тома Хэнкса

При выборе актеров на главные роли Спилберг решил не мелочиться. Впрочем, в этом деле он скромничать не привык. Если с Хэнксом эти двое успели поработать не раз («Спасти рядового Райана», «Шпионский мост», «Терминал»), то с Мэрил им пришлось сотрудничать впервые. Будем надеяться, что это станет доброй традицией. Тем более, картина дважды номинирована на «Оскар», она претендует на звание лучшего фильма, а у Мэрил Стрип может пополниться коллекция еще одной статуэткой за лучшую женскую роль. Это 21 номинация актрисы на престижную премию и, возможно, четвёртый Оскар в карьере.

Для того, чтобы вжиться в роль Стрит изучала мемуары Кэтрин Гром. Легенда журналистики в 1998 году выпустила книгу «Личная история» и получила за неё Пулитцеровскую премию. Кроме того, Мэрил слушала записи голоса Кэй и познакомилась с её окружением. Ей удалось прожить эту роль.

«Мэрил была настроена полностью перевоплотиться в свою героиню. Она поговорила буквально со всеми, кто мог знать Кей в то время. Она много работала со Стивеном, консультировалась с Джошем и Лиз (речь о сценаристах фильма Джоше Синтезе и Элизабет Хане — Прим.ред.) и продолжала так до тех пор, пока Мэрил не исчезла — появилась сама Кэй Грэм. В тот день, когда мы изменили её причёску и нанесли макияж, она вышла к нам в деловом костюме, и мы все мы увидели Кэй Грэм. Это было какое-то наваждение. Она не играла, ей удалось вписать в себя дух Грэм», — рассказала продюсер фильма Кристи Макоско Кригер.

Но Том Хэнкс тоже не расслаблялся — он советовался с женой Бена Брэдли Салли Куинн. По ее словам, актер перенял все движения Бена, его выходки, мимику и даже научился выпячивать подбородок так, как этот делал главред газеты.

Януш Камински, Рик Картер и Джон Уильямс

Дуэт Стрип и Хэнкса можно принять за универсальную формулу, применив которую мы получим стопроцентно положительный результат, но свою лепту в этот фильм вложили и многие другие именитые профессионалы. Например, за картинку отвечал оператор Януш Камински. Он получил две статуэтки «Оскар» за работы над фильмами Спилберга «Список Шиндлера» и «Спасти рядового Райана». «Секретное досье» снято на 35-миллиметровую пленку не столько для того, чтобы сделать фильм похожим на работу 70-х годов сколько для детализации каждого кадра. Янушу удалось сохранить акцент в кадрах, где Кэй была единственной женщиной среди мужчин (а таких было немало) при помощи света и тени — Мэрил Стрип всегда сияла, чего нельзя сказать об ее оппонентах.

Рик Картер — художник-постановщик и обладатель двух «Оскаров» создал декорации. Он готовился к работе над этим фильмом долгое время, изучая период журналистики, когда в распоряжении акул пера не было ни компьютеров, ни мобильников, а редакцию называли журзалом. Тогда в The Washington Post раздавался стук по клавишам печатных машинок разных мастей, курили сигареты и цепляли провод от телефона за папки, набитые бумагами. Вся съемочная группа признавалась, что декорации получились очень реалистичными.
«Я пригласил на площадку своего друга Ричарда Коэна, который по сей день работает в The Washington Post. Он прошелся по выстроенной нами редакции, огляделся, и на глазах у всех у него проступили слезы. Он сказал: “Это то самое место”», — говорит Стивен Спилберг.

Том Хэнкс оценил появление на съемочной площадке печатных машинок середины прошлого века. Как известно актер увлекается коллекционированием винтажных печатных машинок.

После художников-постановщиков, дизайнеров и операторов за работу принялся еще один мастер своего дела — композитор Джон Уильямс, который удостоен семи премий Bafta Awards, двадцати трех премий «Грэмми», четырех «Золотых глобусов» и пяти «Эмми», а его альбомы несколько раз были признаны золотыми и платиновыми. Сложно поверить, но этот фильм стал 29-м совместным проектом со Стивеном Спилбергом. За 45 лет сотрудничества с режиссером он написал музыку к лентам: «Список Шиндлера», «Мюнхен», «Парк Юрского периода», «Поймай меня, если сможешь», «Спасти рядового Райана» и другим. По словам режиссера, он привык к тому, что композитор проигрывает свои композиции под оркестр, солируя на фортепиано, но в этот раз сильно поджимало время и пришлось отказаться от прослушивания. Он не слышал ни единой ноты будущего саундтрека, но Джон его как обычно не подвел.

В «Секретном досье» много мужчин, одетых в полосатые рубашки, светильников с мягким светом (они попадаются в каждом кадре), а типография от чего-то напоминает оружейный завод (может быть, из-за воздействия материалов, которые там печатались?). Зрителю часто показывают то ровно три окна Белого дома, в которых маячит фигура взволнованного событиями Никсона, то те же три окна в кабинете у Кэтрин Грэм, словно олицетворение метания между «да», «нет», «не знаю». Посадить их за решетку, позволить высказаться, выждать паузу. Публиковать, не публиковать, подождать. Эти же вопросы задает себе зритель, вставая на место женщины-издателя, которой навсегда удалось изменить ход истории.

Поделиться
Отправить
22 февраля   кино   прокино
Популярное