Помогите на билет: о видах попрошаек и эволюции обмана

Да не оскудеет рука дающего?

Стоп-кадр из клипа «Очки Собчак» группировки «Ленинград» (обязателен к просмотру)

Попрошайки повсюду: на улицах, в метро, около магазинов и вокзалов. Они поделились на два лагеря — забулдыг и приезжих, и если первые грешат чрезмерной честностью и пишут на картонках «Честно на бухло!», то вторые давят на совесть и взывают к помощи.

Впервые удивилась в прошлом сентябре, когда шла по Невскому в Питере и встречала бомжей с такими сверхчестными текстами. Многие валялись в неадекватном состоянии около своих табличек или пели песни и подливали в стакан друга жидкость из бутылки сомнительного вида. В культурной столице чаще всего слышала и видела фразу «В Питере — пить!» Помню, как вернулась в Москву, всем рассказывала и радовалась, что здесь такого не встречала. Как же я ошибалась.

Некоторые попрошайки в наглую пристают и дыхнув перегаром говорят: «Есть 30 рублей на хлебушек?» А хлебушком и не пахнет. Другие ходят по вагонам метро и рассказывают о том, какая у них случилась беда. Ещё одни — стоят в переходах или по углам улиц с кепкой в руках и табличкой на шее. Не верю ни первым, ни вторым, ни третьим.

Как-то в магазине подошёл бомж и попросил 15 рублей. Егор задал свой излюбленный вопрос: «А зачем?» Тот не постеснялся и выдал: «Честно? На бухло!» Егор не дал ему ни копейки, посоветовал найти работу и закодироваться.

Был случай и у «Третьяковской», около перехода стояла девушка в жёлтой куртке, улыбалась и говорила следующее:

— Здравствуйте, у вас не найдется 20 рублей?
— Зачем тебе?
— А я собираю. Мне за общагу заплатить.

Ты просишь 15 рублей и говоришь, что надо побухать. Тебе нужны 20 рублей, чтобы заплатить за общагу, но ты даже не подумала пойти и заработать их. Немного здорового оптимизма, наглости и нет нужды напрягаться. И вот тут всплывает резонный вопрос: честность — это всегда хорошо или надо бы и меру знать?

Современный попрошайка гордится своим наглым поведением. Вызов миру и нездоровая дерзость — вот его принципы.

Встречая просящего, во мне борются два человека. Один, воспитанный моими родителями, которые говорили: «Просят — дай. Куда они их потратят — на их совести. Главное, что твоя чиста». Второй — полная противоположность и протест. Такое вот спорное сочетание.

Позиция скептика утвердилась ещё больше после просмотра документального репортажа на М24. Корреспондент переоделся в бомжа и просил денег с картонкой в руках. Всё по классике. Сначала он это делал самостоятельно, а потом взял собаку в помощь. Пес принёс в общий котёл денег в 2,5 раза больше, чем одинокий бомж. В сюжете рассказывали как работают такие недобродяги, зачем обкалывают водкой животных, и стоит ли им верить (в смысле псевдобомжам, а не собакам).

Кстати, о картонках и маркерах. Все же замечали, что у попрошаек всегда в руках стандартный набор — кусок картона, на нём маркером написано что-то вроде «Помогите на билет. Кошелёк украли», а рядом стоит чемодан/девушка/ребёнок. Егор как-то задал риторический вопрос: откуда у человека, которого обокрали (или просто у бомжа) в своём арсенале находится картон и маркер? Это что, обязательный набор приезжего? Собирает значит сантехник из Воронежа чемодан, а ему жена говорит: «И картон возьми, я там коробку из-под миксера достала, на кухне лежит. И маркер держи. Вдруг что».

Вчерашняя ситуация нас прям добила и не оставила шансов бросить этот текст недописанным (потому что пишется он уже примерно полгода). Стоим около пешеходного перехода, подходит с виду обычная женщина средних лет и сразу: «Помогите на билет на электричку в Сергиев-Посад. Кошелёк украли» и замолкает. Мне от этой речи становится тошно, а Егор пытается вспомнить, есть ли у нас наличные. Говорим, что нет. Она добавляет: «Купите поесть тогда». Мы: «Простите, но нет». На что слышим: «Суки...», гневную тираду шёпотом и взгляд полный ненависти. После нас она подошла ещё к одной женщине, та ей отказала и услышала примерно тот же набор слов.

В то время, когда человек вооружён до зубов банковскими картами, двухсимочными телефонами (а иногда и двумя) и ещё бог знает какой техникой и примочками на случай конца света, мир попрошаек застрял где-то на уровне 90-х и продолжает гнуть свою линию с существованием орав карманников, злых людей и форс-мажорных обстоятельств, в которые может попасть приезжий (и не очень) человек. Ситуация напоминает строки из «Двенадцати стульев»: «В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть. А на самом деле в уездном городе N люди рождались, брились и умирали довольно редко. Жизнь города была тишайшей». Москва — тот же город N, а туристы сюда приезжают только за тем, чтобы их обокрали и дали наконец возможность воспользоваться припасённой картонкой. На самом же деле, и местные, и понаехавшие ведут себя одинаково осторожно: носят сумки впереди себя с чрезвычайной важностью, крепко сжимают телефон в кармане пальто и стараются обходить сомнительных личностей за километр до очага опасности. Назвать тишайшей жизнь этого города не выйдет, но обрати внимание на то, с какой интеллигентностью сыпятся оскорбления со стороны попрошаек — только шёпотом и на чистом русском.

Тактика попрошаек изменилась кардинально. Если раньше их главным оружием был несчастный вид, накладной живот и проговаривание молитв, то сейчас они или нагло признаются в том, что не хватает на бухло, или просят на билет домой. И в первом, и во втором случае есть необходимые атрибуты — пьяные сотоварищи или полупустая сумка.

Попрошайку старой школы мы встретили в Риме. Нам посчастливилось (не думала я, что в тексте на такую тему употреблю это слово) увидеть как работает профессиональная, скорбящая нищенка. Она сидела на коленях у ступеней костёла возле Фонтана де Треви, в длинной юбке и платке, с головой опущенной к земле, иконками расставленными вокруг и протянутой рукой. Стоило кому-то кинуть ей монету, как она тут же подбирала её и прятала во внутренний карман (кстати, за те полчаса, что мы за ней наблюдали ей перепало немало купюр разного калибра). А потом вместо денег ей принесли бутерброд и тут-то всё и прояснилось. Она приподнялась на коленях и стала есть его с таким надменным видом, что стало дурно. Позы меняла, как по расписанию, а когда вставала, то выражение лица страдалицы сменялось на жёсткое и безэмоциональное.

Очевидно, что запросы у недопопрошаек растут. Это наглядно показал режиссёр Рубен Эстлунд в фильме «Квадрат» (настойчиво рекомендую). Там главный герой заходит в кафе и к нему обращается женщина, она просит сначала денег (он отвечает, что у него только карта), а после — купить ей определённый сендвич и попросить, чтобы из него убрали лук. Он в шоке, но толерантность и вежливость берут своё, герой покупает ей тот самый бутерброд, а она вместо благодарности говорит ему гадости.

Как понять, перед тобой действительно человек, который нуждается в помощи или откровенный лжец, и можно ли назвать новым видом попрошайничества монетизацию блогов, когда автор говорит, мол, аудитория так велика, а я трачу так много времени на писанину, что пора бы и поощрить процесс?

Поделиться
Отправить
Запинить
12 декабря   мироустройство
Популярное