Пункт

У неё не было пунктика «жить у воды». Хотелось простора, вдыхать запах хвои, и чтобы птички ненавязчиво пели откуда-то сверху. Она не представляла себя разгуливающей в широкополой шляпе вдоль моря, не видела рядом с собой непослушного золотистого ретривера и наглых чаек, ворующих хлеб со столиков маленького кафе на пристани. Ей хотелось приехать к морю, повидаться с ним, как встречаются после долгой разлуки старые друзья, но строить жизнь рядом казалось сказочной фантазией. 

Ей представлялось, что у моря живут только благополучные и аристократичные семьи с двумя, а лучше с тремя выхоленными белокурыми детьми. Отец семейства должен круглыми сутками пропадать на работе, и прилетать к семье только на выходные, чтобы отдохнуть. Такой обязательно носит рубашки поло нейтральных цветов, много курит и нервничает если не успевает ответить на звонок. Жена, конечно, как с обложки журнала, сотканная из сплошных «как это мило», «если вас не затруднит», «мы были бы вам очень признательны». Она не готовит, не убирает, и ещё много чего не делает в своём белом особняке. Зато очень вписывается в антураж: томно вздыхает на фоне заката, стоя на террасе с лилиями, например. Дети знают по три иностранных языка каждый, занимаются большим теннисом и играют на рояле. Не жизнь, а мечта.

Она же к морю приезжала побитой собакой, которой лучше бы в солёную воду не соваться вот так, наскоком, а отлежаться пару дней в тишине и спокойствии для начала. Ей там было душно от жары, плохо от себя, такой неудачливой и вечно неуместной. Каждый год она приезжала в одно и то же место не потому что сильно прикипела к местным пляжам и булочнику, который строил глазки всем приезжим девушкам, а потому что не знала куда ещё себя деть, куда спрятать. 

В этот раз спрятаться не удалось — её обнаружили и приручили. 

Поначалу он буквально кормил её с рук: собирал для неё ягоды в лесу, варил на завтрак кашу, давал попробовать местные сладости, а вечером вручал бокал, на дне которого из стороны в сторону покачивалось красное вино. Он убаюкивал её рассказами из своего прошлого, обнимал так, что обхватывал ею всю целиком и знал, как можно развеселить эту вечно грустную девушку. Однажды, не слушая её протестов, отвёл к воде, придумал нелепую сказку про маленькую девочку и большое-большое море, кидал камешки в глубину и наблюдал за тем, как она пытается собрать волосы в хвост на ветру. 

Он вернул её самой себе, а она не заметила как полюбила это побережье, сытные завтраки на свежем воздухе и читать книги, сидя на горячих камнях. Она полюбила затянувшиеся шрамы, его улыбку, и... Всех тех бессовестно счастливых людей, которые заселялись в гостиницу неподалёку, и бросая нераспакованные чемоданы в номерах, бежали здороваться с морем. Теперь и ей открылась тайна. Она знала, откуда берётся пунктик «жить у воды». 

«Осталось обзавестись собакой и широкополой шляпой...», — неожиданно сказала она вслух, и через пару секунд увидела как чайка утащила кусок батона из-под носа у маленькой китаянки. 

Поделиться
Отправить
9 ноября   рассказы
Популярное