Тварь я дрожащая, или iPhone имеющий? Об очередях и вещизме

Сейчас невозможно себе представить, что ты придёшь в магазин за хлебом, а перед ним очередь размером с квартал, и люди спорят, кому первому достанется батон.

Мама рассказывала об очередях в 80-е годы за югославскими сапогами и в 90-е за молоком. Она была одной из тех кто покупал пальто за мешок семечек, а некоторые выменивали вещи за несколько килограммов шиповника. Все знают истории про «есть было нечего» и «выживали как могли». И вроде бы мы уже достаточно далеко позади оставили те лихие годы, и успели вырастить поколение людей, которые не в курсе, что такое пустой холодильник и полки магазинов, но общество потребления извернулось и выдумало новую якобы дефицитную штуку — лимитированные коллекции и старты продаж.

Стоять в очередях в 2017 году не равно этому же занятию 30 лет назад

Совсем недавно Москва пережила очередной стресс в виде выхода очередных (знаю про повтор) лимитированных коллекций. Самые преданные фанаты брендов караулили у дверей ТЦ с ночи до утра, голодали, мёрзли и принимали все тяготы жизни модников изо всех сил.

Вышел новый айфон, а за несколько дней до явления миру этого божества, около магазина на Тверской образовалась очередь, где выживали только сильнейшие. Люди приходили со стульями, подушками и пледами. Записывались в очереди, отмечались каждый час и неохотно разговаривали с журналистами. Правительству Москвы до того стало жалко этих бедолаг, что от Мосгортранса даже выделили автобус для обогрева яблочников. Многие признавались, что стоят, потому что могут купить телефон за 92 тысячи, а перепродать за 130 тысяч как минимум. Один парень притащил бабушку, инвалида Великой Отечественной войны и его пропустили вперёд, а к другому в поддержку пришёл отец и сказал, что понимает почему молодёжь стоит в очередях, ведь он в пору своей молодости вёл себя точно так же. Только он забыл добавить, что тогда стоял потому что с голоду пух, а теперь с жиру бесится.

В продажу поступила новая коллекция-коллаборация «H&M» с «Erdem» и у дверей ТЦ выстроились очереди задолго до открытия. Люди стояли по несколько часов на холоде для того, чтобы забежать и схватить хотя бы что-то. Налезет или нет — разберёмся потом. По рассказам очевидцев, ушлые перекупы предлагали ожидающим в очереди вещи на несколько тысяч дороже официальной цены. Многие признавались, что понимают всю абсурдность ситуации, но поделать ничего не могут. Такое себе плачу и плачу выходит (ударение сначала на первую «а», а потом на последнюю).

Стилист Марианна Елисеева написала на эту тему пост, вот его часть: «Коллаборация — чуть ли не главное модное слово последней пятилетки. Про бюджетные „hm+кто-то“ (topshop, uniqlo и тд) все понятно. Возможность прикоснуться к люксовому бренду (причём, вам может и не нравиться этот люкс, но за дёшево почему бы и нет). Наш потребительский интерес и интерес компаний целиком полностью меркантильный (бывает имиджевый, в отдельных случаях). Для компаний — это одновременно огромные прибыли и продвижение бренда в аудиторию, которая пока не может позволить себе оригинал».

Конечно, она не единственная кто не выдержал и написал. Например, на GQ вышла ёмкая статья-рассуждение о том, что заставляет людей стоять в длинных очередях за обычными вещами и даже едой.

Кстати, о еде. На волне очередей вспомнила с каким шумом и триумфом в Москве открывался «Black Star Burger». По воле случая в день открытия я оказалась на Новом Арбате и видела это собственными глазами — обездвиженная очередь, стоящая на холоде под дождём смиренно ждала и надеялась на то, что бургер сделает сам Тимати, протянет с улыбкой и ещё руку пожмёт в знак уважения. За полтора часа поток людей продвинулся примерно на два метра. Толпы людей томились в предвкушении не только в день открытия, но ещё на протяжении пару месяцев. Интересно, ожидание и реальность состыковались или не срослось?

Искусственные ажиотажи на искусственные вещи. Мир на аппарате жизнеобеспечения — покупает и продаёт, снова продаёт и покупает — убеждая себя в том, что конкретно эта вещь жизненно необходима конкретно тебе. А тебе это льстит и подкупает. Вещи везде. И чем их больше, тем больше подтверждений тому, что ты есть. Ты существуешь. Барахольщики — ЦА маркетологов — так самоутверждаются и это на руку абсолютно всем экономикам мира, обществу потребления и продажникам из Икеи (те впарят больше шкафов для гардеробных).

Обладание чем-то дефицитным делает из тебя того, кто на волне и правит бал. Если ты в последних Yeezy Boost, то никто не лучше, правда?

Поразительно, но от вещизма одинаково страдают как бедные, так и богатые. Первые — создавая иллюзию достатка и крутости, вторые — подтверждая статус и ненавязчиво хвастаясь.

Мама рассказала, что тогда стояли, потому что другого выхода не было. Отечественной одежды и обуви не имелось, и за импортной, разумеется, выстраивались гигантские очереди. А потом с полок исчезли и предметы первой необходимости, и ткани, и еда. Сегодняшние очередники чаще не могут объяснить свой мотив. Наверное, его просто нет.

Где грань между необходимостью и расточительством, и почему мы готовы проводить в очередях больше времени, чем с семьёй? Забавно, если этот феномен превратится в хобби (или уже?) и в анкете соискателя в графе «Увлечения» ты напишешь витиеватое: «Получать всё самое лучшее от жизни». А ведь никто и не догадается о чём это ты. Скорее всего, к лучшему.

Поделиться
Отправить
Популярное