6 заметок с тегом

противник

Торговоцентризм

Как жаль, что этот термин придумала не я.

Современный человек — модный человек. Все хотят выглядеть на миллион и желательно не рублей. Одна половина гонится за лейблами, а вторая — охотится на распродажах массмаркетов. И те, и другие друг друга стоят. И те, и другие — давно потеряли себя где-то в куче низкопробного тряпья на витрине с красными ценниками.

Впрочем, наверное, они себя и не имели. Их самих у себя не было.

Современный человек — человек торгового центра. Новая особь, вид человека неразумного. Для него характерно кучкование, сбивание в стаи себе подобных на фудкортах, неадекватное поведение на распродажах и разговоры ни о чём. ТЦ становится центром притяжения таких особей. Там, хотя бы на несколько часов, они обретают смысл жизни, заглушают боль, заколачивают пустоты в своих душах и прекрасно убивают время.

Покупая — создается ощущение и видимость твоей целостности и значимости. Ты можешь себе позволить купить платье за несколько сотен тысяч рублей — значит ты автоматически сама чего-то стоишь. Так они себя убеждают. Тратить деньги и упиваться своим могуществом. Они несут эти вещи к себе домой, где абсолютное торжество материализма. Шкафы забиты, полки не в состоянии выдерживать натиска вещей. В таких домах можно найти что угодно. Их обитатели сами не знают, что у них в тумбочках и на вешалках. Но уверены в том, что это всё нужно и выбрасывать ничего нельзя. Вдруг понадобится.

Обожаю вот этот вот «вдруг», который чаще всего не наступает, а вещи лежат и множатся. Как будто заклинание применили, что ты к ней прикасаешься, а она копируется в сотни таких же и заполоняет все пространство вокруг, как в Гарри Поттере.

Вещам приписываются чудодейственные свойства. Поговаривают, что они обладают лечебным эффектом, способны избавить от затяжной депрессии и помочь обрести счастье. Всё это выдумано каким-то очень плохим маркетологом.

Для того, чтобы шагнуть навстречу к превращению в человека разумного, нужно обнулиться. Отказаться от всего и довольствоваться малым. Ощущение значимости кроется совсем не за витриной «Tissot». Оно априори не обитает в людных местах. На пару с состоянием спокойствия, наполненности, счастья и гармонии.

И купить его тоже нельзя: ни на развес, ни на скидках, ни по дисконтной золотой карте.

Мне про торговые центры давно всё понятно, я с ними характерами не сошлась. Забегаю на 15 минут, покупаю, что нужно и скорее на воздух. По душе одинокие и никому неизвестные магазинчики. Стоят себе по окраинам городов и ждут себе посетителей. В них много всего штучного и никакой толпы. Стиль — он же не в следовании последним тенденциям. Он гораздо глубже и правильнее всего трендового. Честнее и ярче.

Недавно наткнулась на статью про минималистичное обустройство японских квартир и поняла, что я очень даже японка. Мечтаю о доме, в котором не будет ничерта, только самое необходимое и функциональное.

Вещи должны использоваться, быть удобными и по душе. Если этих трех составляющих нет, то брось каку. Выкинь, отдай, подари или продай, но не будь товарищем Плюшкиным. Он человеком хорошим не был. Сдаётся мне, что как раз из-за сложных взаимоотношений с вещами.

И запомни: с вещами на громкое «ты» и в удовольствие, с торговыми центрами на хмурое «вы» и только по острой необходимости.

23 декабря   мироустройство   противник

Тварь я дрожащая, или iPhone имеющий? Об очередях и вещизме

Сейчас невозможно себе представить, что ты придёшь в магазин за хлебом, а перед ним очередь размером с квартал, и люди спорят, кому первому достанется батон.

Мама рассказывала об очередях в 80-е годы за югославскими сапогами и в 90-е за молоком. Она была одной из тех кто покупал пальто за мешок семечек, а некоторые выменивали вещи за несколько килограммов шиповника. Все знают истории про «есть было нечего» и «выживали как могли». И вроде бы мы уже достаточно далеко позади оставили те лихие годы, и успели вырастить поколение людей, которые не в курсе, что такое пустой холодильник и полки магазинов, но общество потребления извернулось и выдумало новую якобы дефицитную штуку — лимитированные коллекции и старты продаж.

Стоять в очередях в 2017 году не равно этому же занятию 30 лет назад

Совсем недавно Москва пережила очередной стресс в виде выхода очередных (знаю про повтор) лимитированных коллекций. Самые преданные фанаты брендов караулили у дверей ТЦ с ночи до утра, голодали, мёрзли и принимали все тяготы жизни модников изо всех сил.

Вышел новый айфон, а за несколько дней до явления миру этого божества, около магазина на Тверской образовалась очередь, где выживали только сильнейшие. Люди приходили со стульями, подушками и пледами. Записывались в очереди, отмечались каждый час и неохотно разговаривали с журналистами. Правительству Москвы до того стало жалко этих бедолаг, что от Мосгортранса даже выделили автобус для обогрева яблочников. Многие признавались, что стоят, потому что могут купить телефон за 92 тысячи, а перепродать за 130 тысяч как минимум. Один парень притащил бабушку, инвалида Великой Отечественной войны и его пропустили вперёд, а к другому в поддержку пришёл отец и сказал, что понимает почему молодёжь стоит в очередях, ведь он в пору своей молодости вёл себя точно так же. Только он забыл добавить, что тогда стоял потому что с голоду пух, а теперь с жиру бесится.

В продажу поступила новая коллекция-коллаборация «H&M» с «Erdem» и у дверей ТЦ выстроились очереди задолго до открытия. Люди стояли по несколько часов на холоде для того, чтобы забежать и схватить хотя бы что-то. Налезет или нет — разберёмся потом. По рассказам очевидцев, ушлые перекупы предлагали ожидающим в очереди вещи на несколько тысяч дороже официальной цены. Многие признавались, что понимают всю абсурдность ситуации, но поделать ничего не могут. Такое себе плачу и плачу выходит (ударение сначала на первую «а», а потом на последнюю).

Стилист Марианна Елисеева написала на эту тему пост, вот его часть: «Коллаборация — чуть ли не главное модное слово последней пятилетки. Про бюджетные „hm+кто-то“ (topshop, uniqlo и тд) все понятно. Возможность прикоснуться к люксовому бренду (причём, вам может и не нравиться этот люкс, но за дёшево почему бы и нет). Наш потребительский интерес и интерес компаний целиком полностью меркантильный (бывает имиджевый, в отдельных случаях). Для компаний — это одновременно огромные прибыли и продвижение бренда в аудиторию, которая пока не может позволить себе оригинал».

Конечно, она не единственная кто не выдержал и написал. Например, на GQ вышла ёмкая статья-рассуждение о том, что заставляет людей стоять в длинных очередях за обычными вещами и даже едой.

Кстати, о еде. На волне очередей вспомнила с каким шумом и триумфом в Москве открывался «Black Star Burger». По воле случая в день открытия я оказалась на Новом Арбате и видела это собственными глазами — обездвиженная очередь, стоящая на холоде под дождём смиренно ждала и надеялась на то, что бургер сделает сам Тимати, протянет с улыбкой и ещё руку пожмёт в знак уважения. За полтора часа поток людей продвинулся примерно на два метра. Толпы людей томились в предвкушении не только в день открытия, но ещё на протяжении пару месяцев. Интересно, ожидание и реальность состыковались или не срослось?

Искусственные ажиотажи на искусственные вещи. Мир на аппарате жизнеобеспечения — покупает и продаёт, снова продаёт и покупает — убеждая себя в том, что конкретно эта вещь жизненно необходима конкретно тебе. А тебе это льстит и подкупает. Вещи везде. И чем их больше, тем больше подтверждений тому, что ты есть. Ты существуешь. Барахольщики — ЦА маркетологов — так самоутверждаются и это на руку абсолютно всем экономикам мира, обществу потребления и продажникам из Икеи (те впарят больше шкафов для гардеробных).

Обладание чем-то дефицитным делает из тебя того, кто на волне и правит бал. Если ты в последних Yeezy Boost, то никто не лучше, правда?

Поразительно, но от вещизма одинаково страдают как бедные, так и богатые. Первые — создавая иллюзию достатка и крутости, вторые — подтверждая статус и ненавязчиво хвастаясь.

Мама рассказала, что тогда стояли, потому что другого выхода не было. Отечественной одежды и обуви не имелось, и за импортной, разумеется, выстраивались гигантские очереди. А потом с полок исчезли и предметы первой необходимости, и ткани, и еда. Сегодняшние очередники чаще не могут объяснить свой мотив. Наверное, его просто нет.

Где грань между необходимостью и расточительством, и почему мы готовы проводить в очередях больше времени, чем с семьёй? Забавно, если этот феномен превратится в хобби (или уже?) и в анкете соискателя в графе «Увлечения» ты напишешь витиеватое: «Получать всё самое лучшее от жизни». А ведь никто и не догадается о чём это ты. Скорее всего, к лучшему.

2017   мироустройство   протебя   противник

Синдром Билли Миллигана: почему это касается каждого из нас

Даже нечитающие уже приобрели нашумевшую книгу Дэниела Киза «Таинственная история Билли Миллигана» и в курсе, что там и к чему. Обычный парень мучается от редкой болезни — внутри него живёт более 20 разных человек и каждый пытается завладеть телом и разумом Билли. Среди них есть насильники, дети, девушка и дяди честных правил. Главного героя пытаются понять, простить и лечить врачи, которые верят в его болезнь. И всё бы ничего, если бы эта история была основана не на реальных событиях и не была похожа на современный мир, в котором таких вот расщеплённых и потерянных становится всё больше.

Практически каждый из нас пал жертвой социальных сетей. Там, в виртуальных и сказочных мирах, у всех всё хорошо, красиво и дорогобогато. Миллионы людей подписаны на сотни звёзд, популярных блогеров и известных личностей. За жизнями селебрити (и не очень) следят очень пристально и покорно. Люди с сомнительными достижениями в жизни получают десятки комментариев и тысячи лайков, а всё потому, что поклонники хотят жить именно так — с шиком и блеском.

Утро начинается с Инстаграма. За ночь могло произойти всё, что угодно. Ты лайкаешь жён реперов, умиляешься коту, у которого подписчиков больше, чем жителей в твоём родном городе, просматриваешь свеженькие истории и с чувством выполненного долга через 40 минут встаёшь с кровати. За это время ты, пусть и виртуально, но успел побывать на Мальдивах с Оксаной Самойловой (6,1 миллионов подписчиков), посмотреть на Нью-Йорк через камеру Ксюши Бородиной (9,7 миллионов подписчиков) и даже зайти на страничку к Оле Бузовой (10,9 миллионов подписчиков) только для того, чтобы фыркнуть и из чистого любопытства, честное слово. Вот так просто, пару нехитрых движений руки и ты уже как бы не ты (хочется добавить «когда голоден»), а мама троих, светская дива и начинающая певица с глубоким смыслом в песнях.

Для того, чтобы приблизиться к идолам достаточно быть подписанным на них. Днём ты можешь продолжить перевоплощения, а вечером, лёжа в кровати, вместо того, чтобы поговорить с любимым человеком ты проверяешь, не упустил ли чего за день.

Я (исключительно в исследовательских целях) на протяжении 2-х недель следила за жизнью богатых и знаменитых. Мне было интересно, что они выкладывают в историях, какие подписи пишут и как часто публикуют новые фотографии. А главное — сколько человек за всем этим следит и комментирует.

За это время насмотрелась на горы покупок/подарков/цветов в сториз. Особенно популярно снимать видео как ты открываешь коробку с дорогой обувью от «Prada» или примочками от «Tiffany & Co». Амбассадор Адидас, Катя Земская (56,1 тысяч подписчиков), например, даже придумала этим действиям название — «стори для богатых».

Многие пишут подписи к фотографиям с ошибками и явной претензией на зарождение глубокой мысли, но чаще всё сводится к такому.

Инстаграм любит раздавать рекомендации направо и налево. А так как у меня эксперимент, то я вынуждена была согласиться и по очереди рассмотреть всех (огласите весь список, пожалуйста). Первая — какая-то девочка, фото а-ля «я и город», подпись типа «так устала от Москвы, на мне кардиган такой-то, какие планы на день?» Я прочла и думаю, а ты собственно кто, девочка? Захожу в профиль — более 40 тысяч подписок, указана почта для рекламы и написано, что она мечтатель или что-то вроде того. Через пост (если не в каждом) реклама вещей, продуктов, акций и больше ни-че-го. Звенящая пустота. И таких приложение мне насоветовало с пару сотен человек.

Эти люди не придумали вакцину от рака, они не вынесли человека из горящего здания и вообще не создали ничего кроме своих бровей, но почему-то именно их жизни находятся под пристальным вниманием.

За несколько минут ты можешь побывать в роли кого угодно, только подключись к вайфай и нажми на нужную иконку. Щёлк и ты в Амстердаме бежишь марафон с одной из зожниц, щёлк и ты танцуешь свадебный танец в замке в Париже, щёлк и ты живёшь в самом роскошном отеле Дубаи — «Парусе» — и можешь позволить себе купить всё, что пожелаешь.

Бесконечные щелчки внутри не прекращаются даже тогда, когда телефон стоит на подзарядке. Внутри тебя образовался автономный переключатель личностей, по которому ты дубасишь в зависимости от ситуации. На пробежке ты одна, в магазине — другая, на работе — третья, а дома не похожая ни на одну из предыдущих. Ты неосознанно (а иногда и наоборот) копируешь, имитируешь и лепишь из себя принцесс разной фактуры, но ни одна не имеет ничего общего с тобой.

Наблюдение за жизнью других отнимает у тебя твою собственную.

Вместо того, чтобы направить взгляд внутрь и на человека, который находится рядом с тобой, ты смотришь в экран и превращаешь дни в бесконечный поток скроллинга. То есть выходит, что тебя у самого себя нет. Есть некто или нечто мимикрирующее, приспосабливающееся и вовлечённое в процесс. Ты — расщеплён и разорван в клочья. С виду так сказать, конечно, нельзя, но стоит понаблюдать за твоим поведением или поболтать с тобой, как всё встаёт на свои места.

В книге «Искусство жить просто» Доминик Лоро (говорит о том, что самодостаточный и развитый человек должен уметь быть наедине с самим собой достаточно долгое время. В качестве примера она назвала трёхчасовое ожидание поезда на вокзале. Это время можно (и нужно)// уметь проводить без телефона, журналов, собеседников, плеера, компьютера и телевизора. Всё, что у тебя есть — ты сам и окружающий мир. Наблюдай, думай, разговаривай с внутренним собой и чувствуй момент.

Кто владеет этим искусством и не хватается за телефон, как за спасительный круг при первой же возможности?

Билли Миллиган стал легендой. Печальной, несчастной и беспомощной, но всё же известной личностью. Все сегодняшние расщеплённые стремятся к последнему пункту, забывая, что прежде, чем достигнут желаемого придётся получить в награду первый, второй и третий.

2017   мироустройство   протебя   противник

Пойдём выйдем

Входы/выходы всяческих БЦ, ТЦ и прочих производственных (и не очень) зданий напрочь прокурены, часто замусорены и пропитаны сплетнями. Воздух там сотрясается от пустых разговоров, а дым впитывается во всю сущность некурящего тебя даже если ты стараешься проскочить эту огневую зону за максимально короткое время.

В мире культ курения (а вместе с ним деградации).

В моём офисе курит примерно 70 процентов от общего числа сотрудников. Все они образуют небольшие группки и превращают поход на улицу в целый абсолютно бестолковый ритуал. Курильщики вообще очень редко совершают свои грязные дела в одиночку. Причина банально проста — им скучно. Поэтому для того, чтобы скрасить этот процесс, приглашаются соратники, находятся общие темы и это становится традицией. От них несёт сигаретным дымом и глупостью до того сильно, что становится тошно. Так бы закрыл глаза и по мановению волшебной палочки сразу же оказался внутри помещения без необходимости проходить через этот балаган.

И что толку от всех этих законов про запрет курения? Мне это всё ещё не даёт права догонять впереди идущего с сигаретой или вейпом, бить его в лицо или проводить профилактическую беседу о последствиях беспорядочного курения в общественных местах и не только. Есть риск быть униженной и оскорблённой. Да и волосы, опять же, пропахнут напрочь.

Можно было оправдать этот порок, если бы его проделывали во время написания диссертации или игры в шахматы, но ты же понимаешь, что это полная фигня и я сейчас крайне несерьёзна.

2017   дерзость   противник

Свадьбы не будет

—Ты будешь моей женой?, — произнёс он и посмотрел на меня в упор.
На его губах играла улыбка, но сказал он это с такой лёгкостью, словно мы стоим в продуктовом и выбираем между пончиком с банановой начинкой и клубничной.
Моё «Конечно!», казалось, разорвало воздух, потому что после этого вопроса во всём мире воцарилась тишина.

Если бы я писала романы, целевая аудитория которых любит ситцевые халаты и ездить в электричках, то непременно преуспела бы, но я всего лишь хотела рассказать о том, что мне сделали предложение. Кажется, вышло немного помпезно. Не хватает только фотографии с кольцом и нескольких сотен восклицательных знаков. И смайликов, конечно же.

Это была действительно важная минута нашей жизни, но я не слукавлю если скажу, что она просто стала одной из тех прекрасных минут и часов, которые мы проводим вместе. Обычно из предложения делают драму со слезами и запускают программу по подготовке к сумасшедше-прекрасной свадьбе (слёзы предательски выступили и у меня, а вот торжества не будет).

Брак должен быть последствием любви, а не самоцелью. Также он не должен ничего склеивать, оправдывать ожидания, связывать и налаживать. Брак не способен справиться ни с одной из этих задач. Как, впрочем, и дети, которых ждут от пары сразу после того, как они ставят свои подписи в свидетельстве.

Вообще, окружающие (мир) всегда чего-то ждут от двух людей, которые решили быть вместе.

Им подмигивают, их подначивают, им указывают и советуют. Над ними подшучивают, сначала спрашивают, когда свадьба, а потом — когда дети, а то пора бы уже.

Общество давит и считает своим долгом вставить пять копеек в жизнь этих двух беззащитных бедняг. Нам говорят: «Ну, так же все живут! Женятся, там, ипотека, дети, собака...» Мы отвечаем кардинально и на этом скудный диалог завершается.

Никто не знает, что значит жить в герметичной среде и не позволять никому диктовать свои правила. Все проживают жизнь по расписанию и регламенту. А женятся — потому что так делают все. Ну, и для фотографий, конечно.

Такое ощущение, словно с вступлением в брак всё как бы резко меняется. Вы перестаёте быть несерьёзными молодыми людьми и превращаетесь в целомудренных и заклеймлённых мужа и жену. С ярлыками тоже интересно. Не могу себе представить, что когда-то назову Егора мужем. Мне просто не нравится это слово. Как, впрочем, и ему. Мы вообще не можем охарактеризовать друг друга, когда приходится представляться перед кем-то. Это слишком сложно и интимно.

Сама свадьба на нас навевает скуку и отчаяние. Этот процесс превратился в представление и муку вместо искренней радости и опять же интима. Да, его. А по-другому то что происходит между двумя любящими людьми назвать никак нельзя. Это только их праздник (если они считают его таковым) и им решать, как его отмечать.

Я не из тех девочек, которые мечтают о платье-торте, причёске за миллиард и кортеже из лимузинов. Мне не нужны шатры и белые бутоньерки, а ещё 500 гостей, которых я вижу впервые. Из моей головы давно стёрт образ идеальной свадьбы, о которой я могла мечтать в свои 15. Как и не было пункта «Получить предложение руки и сердца и выйти замуж на Бермудах». Нет, это история не про меня.

Да и вообще, лично моей истории быть не может, ведь я говорю сейчас про нас двоих. Хочется написать что-то воздушно-нежное о том, как мы существуем вместе, читаем мысли друг друга и смотрим в глаза. Как шутим и танцуем на кухне, как вместе готовим и выбираем коврики для дома. Я могу долго рассказывать о мелочах и значительностях, о нашей способности к самоиронии и лёгкости во всём, о принятии решений и том, как ему удаётся меня смешить.

Только нужно понимать, что всё это только слова, которые нанесены на непрочную канву интернета и прочувствовать глубины чувств и эмоций невозможно. Нужно знать нас и тогда, возможно, от текста побегут мурашки.

Всё, как в «Кавказской пленнице» в общем. Свадьбы не будет. Но к любви это не имеет ни малейшего отношения. Совсем как аргументы о пользе апельсинов в разговоре про политику Америки.

2017   противник   ситуация   счастье   хюгге

Добровольно-принудительно, или Как тебя поздравляют с днём рождения

Корпоративной культуры не существует. А русская модель похожа на неуловимого воришку, который обворовал уже половину микрорайона, оставил какой-то свой символ в каждой обчищенной квартире, но никто его до сих пор не видел.

На одном месте работы дни рождения сотрудников не отмечались никак. То есть прям совсем.

На другом было всё иначе. Тут тебе и анкеты давай заполняй перед датой икс, и фотографии детские прикладывай, и стол накрывай, и в лотерее участвуй.

Можешь выиграть кучу всего бесполезного. Очень перспективная игра.

Перед каждым днём рождения кто-то из отдела именинника шёл с протянутой рукой по офису и просил сдать кто сколько может. Конечно, это добровольно. Только вот попробуй не сдать, как тут же вопросы от начальства прилетали по поводу твоей позиции, а после начиналась полноценная воспитательная работа о том, что так же неправильно и это твой коллега в конце концов, тебе жалко что ли?

А при чём тут это, отвечала я. Разве я обязана вкладываться в праздник того, кто мне не симпатичен, например?

Если этот ритуал сдавания денег в компании обязателен, то прописывайте пункт в трудовом договоре и вычитайте из зарплаты сразу же. Если нет, то, простите, ребята, но у меня своё мнение на этот счёт.

Сейчас всё похоже: в день рождения именинник проставляется пиццей, ему вручают конверт и букет цветов. Рассылок нет и лотереи тоже. Зато с каждого добровольно-принудительный фиксированный взнос в виде 100 рублей на виновника торжества и позиция обязательного участия всех коллег.

Самое парадоксальное — процесс поздравления. Он меня убивал, убивает, и, по всей видимости, будет продолжать это делать ещё долгое время. В прошлой компании от поздравлений веяло холодом и абсолютным незнанием, что за человек перед тобой стоит. Там это делал или генеральный директор, или коммерческий, или финансовый, но от перемены мест слагаемых сумма действительно не менялась.

Звучало что-то скомканное и пресное, раздавались жидкие аплодисменты, именинник благодарил коллег за тёплые слова и возникала неловкая пауза, когда всё сказано, но никто не расходится.

Сейчас я будто поселилась в провинциальном театре с заезженным сценарием. Поздравления здесь короче раз в пять. Звучит стандартное: «Спасибо тебе за ту работу, которую ты делаешь!» И на этом всё.

Честно говоря, я бы меньше всего на свете хотела слышать «спасибо». Остаётся ответить: «Обращайтесь!» И сесть за компьютер молча.

На пиццу, кстати, сбегаются все и не важно, знаешь ли ты человека, у которого сегодня праздник или нет.

От одной мысли, что в день рождения мне нужно накрывать стол, натянуто улыбаться и выдерживать 15 секунд поздравлений — мне становится плохо. Деньги в конверте мне тоже не нужны, оставьте себе.

Праздники должны быть другими, а начинается всё с отношений. Обычных и человеческих, а не рабочих и канцелярских.

Все пожелания такие пресные, потому что ни один начальник не знает, кто стоит перед ним. Ему невдомёк, что эта девушка, занимается фигурным катанием, а тот парень в свободное от работы время пишет музыку. Никто ничего не знает друг о друге, но все стараются создать иллюзию коллектива, сплочённости и сопричастности.

А мне не нужны поздравления. Мне хочется искренности и простого интереса ко мне, как к сотруднику, который делает вклад в одну большую работу.

Парадокс в том, что сдавать не хотят многие, но продолжают это делать. Возмущаются, что в июне так много праздников, но идут и сдают. Я бы с удовольствием хотела бы обсудить эту тему публично, но, боюсь, что стану оппозиционером, у которого совсем нет приспешников (потому что боятся думать иначе). Я буду слабее Алексея Навального, без перспектив на будущее и штабов во всех городах России. А так хочется писать в Твиттер, что митинг переносится к нам в офис...

2017   дерзость   противник